Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

Angel Sanctuary

sweet November

Я люблю ноябрь. Холодно, темно, хочется забраться под одеяло и никуда не выходить, готовить горячее и острое, варить глинтвейн или кофе посыпать результат корицей. Ходить по дому в длинных шерстяных носках. Читать.
Это ожидание праздника, которое иногда лучше самого праздника. Еще немного – и настанет декабрь. А это – елки, предновогодняя лихорадка, когда люди сметают с полок все, что отдаленно напоминает подарок. Разноцветные гирлянды на деревьях. Золотая подсветка зданий и витрин магазинов. Ожидание праздников.
А потом – январь. Контраст ярко-белого снега и выжженного неба и тяжелого,  медленно-вязкого, постпохмельного темпа жизни городских жителей. Праздники  прошли, нас настигли будни. И нет больше интриги, нет предвкушения. Есть – новое начало. И ожидание нового ноября. Месяца, когда поздно что-то начинать, но рано подводить итоги. Зато можно сварить кофе или глинтвейна, посыпать результат корицей, забраться под одеяло – и постараться именно в этот день никуда не выходить.
holy_shit

Волобуев, вот Ваша шпага!

Роман Волобуев пишет, что называется, смачно. У него узнаваемый стиль: чуть с ленцой, он выискивает неожиданные и понятные термины, которые сами норовят сорваться с языка, когда не задумываешься, как облечь случайную мысль в слова. Так ведет себя вальяжный кот, разморенный мартовским солнцем, едой из миски соседской собаки и собственной безнаказанностью. Первый раз я ознакомилась с его опусами в журнале "Штучка". Был (и есть?) такой журнал для девочек. Ну, любопытно мне стало. Открываю – ба, а там заметка про нашего мальчика. Про Ники Картера из Backstreet Boys. В ту пору данную мальчуковую группу школьницы всего мира зело любили. А информация о Нике была подана нетривиально: что парень был просто обречен на популярность как самый младший, да еще и блондин; что в каждой группе есть четкое разделение парней по ролям; что Нику нравится собственный голос, но он ужасно стесняется своих ушей. В конце опуса Волобуев сделал шуточную приписку: дескать, автору 24 года, натуральный блондин с неоттопыренными ушами, адрес в редакции. Целевая аудитория девочкового СМИ юмора не оценила – парня резко осудили за попрание всего святого. Что ж, подумала я, жаль, не оценили адекватности.
Потом Роман Волобуев был обнаружен мной на "Афише". Он писал про фильмы. Иногда удачно. Тем более, что после достопамятного интервью с Оксаной Акишьниной читать дотоле уважаемого Зеленского стало невмоготу. Он там такой лажи нагнал, что было понятно, что о теме беседы – "Волкодаве" Марии Семеновой – Станислав имел крайне смутное представление. И тем не менее, брал интервью. Акиньшиной что – сценарий прочитала и хватит… В общем, не хотелось мне после того интервью читать Зеленского. Не хотелось и не хочется. Теперь в каждом втором обзоре доселе незнакомой мне вещи я подозреваю лажу. Впрочем, это уже не сабж.
Волобуев переводил заметки американца в России. Те самые, в которых рассказывается про танцы с пьяным в переходе на Охотном ряду, чучела лютых белок и бобрятину в брусничном соусе. Само словосочетание "лютые белки", по-моему, никто, кроме Волобуева, родить не мог.
Сейчас Роман – главный редактор журнала Empire. Об этом мне поведал октябрьский номер журнала Esquire. Для него Волобуев накреативил текст "Пьет, значит любит" (помогает ли алкоголь писать талантливые тексты). Его собственный текст не производит впечатления опыта. Перед каким-то важным мероприятием в Питере человек с 10:00 до 14:30 выпивает одну бутылку виски (причем не сказано, допил он виски или нет!). С перерывом на обед. Поскольку надо что-то выдать в журнал, называет это опытом, описывает в дневниковом стиле свои размышления и наблюдения о влиянии алкоголя на степень удачности текстов и адекватность поведения, разбивает текст на абзацы и подает их с получасовым отрывом, завершает опус ненавязчивым "если человек может вести себя как кретин в трезвом виде, зачем ему пить" - и все. А чего вы ожидали, гайз?
Поняла наконец то, что вертелось в голове я на языке. Писать так уместно сидя ногами на стол. Как на иллюстрации в Esquire. Писать, лениво теребить курсор мыши, многозначительно цедить вискарь (все как у больших) и снова писать, лениво и самодовольно стуча по клавишам.
Как-то раз я нашла Волобуева в ЖЖ. Толпа поклонниц, ироничные ответы. Он мне там даже что-то ответил. Хорошо, что я не потрудилась запомнить, что именно. Помню, там было два смайла.
Он пишет хорошо. Я знаю. Но – самолюбуясь. Пусть кому-то это нравится. Мне – нет. Когда за каждой второй строчкой видны ноги в дорогих ботинках на столе, мне, как читателю, это претит.